photographer Leonid Tugalev and art nouveau reflections
не то чтобы заглядываешь в глаза
но словно пытаешься вспомнить мотив старинной, давно забытой песни, звучащей под половицей памяти, ну или вслушиваешься в определённую, достаточно конкретную музыку какого-то композитора (ничего, если он таковым не является), пусть это будет Steve Reich или любой другой, умеющий рисовать фактуры, выхватывая что-то (что угодно) из воздуха, хаотически водя по нему руками;
как вдруг тебя застигает врасплох т.н. gemütlichkeit — и вот ты уже вглядываешься в сотканное из трещины пола лицо жуткого старика, распадающегося на части, растворяющегося в самом себе (oder so), разбегающегося в стороны и в принципе норовящего потеряться, чем дольше не отводить взгляда
r.d.